Гуляем, знакомимся, общаемся. Часть 2 (Из книги В.Озерова Беседы с родителями незрячих детей)
Гуляем, знакомимся, общаемся.  Часть 2 (Из книги В.Озерова Беседы с родителями незрячих детей)

Гуляем, знакомимся, общаемся. Часть 2 (Из книги В.Озерова Беседы с родителями незрячих детей)

Вячеслав Дмитриевич Озеров - отец тотально незрячего сына, общественный деятель. Один из инициаторов создания и председатель АРДИЗ – одного из первых объединений родителей детей-инвалидов Санкт-Петербурга, впоследствии - вице-президент ГАООРДИ. Организатор летних социально-реабилитационных программ для детей-инвалидов по зрению, автор серии статей и книги «Беседы с родителями незрячих детей». Ниже глава из этой книги приводится в сокращении.

Часть 2. Игры и общение с другими детьми.

Во время прогулок мой сын знакомился с другими детьми, принимал участие в совместных играх. Незрячему ребёнку в два года сложно играть на равных со зрячими сверстниками, но уже к трём годам он может водить хороводы, делать простые движения по команде ведущего. Если есть возможность включить ребёнка в коллективную игру, не отказывайтесь от неё, играйте вместе с ним. В хороводе, держа ребёнка за руку, Вы сможете легко ему помочь скоординировать свои движения, а он, держась за вашу руку, будет увереннее чувствовать себя.

Кроме коллективных игр, слепого ребёнка надо приучать к играм в паре с другим ребёнком. Не все зрячие дети могут стать хорошими партнёрами, поэтому придется заняться поиском. Обычно с незрячим ребёнком двух-четырёхлетнего возраста успешно играют дети старше него на полтора-два года. Они ещё не совсем понимают, что с их товарищем, но с помощью взрослых могут учитывать во время игры особенности его поведения. Наблюдайте за игрой детей, и, если есть необходимость, подскажите или помогите вашему ребёнку освоить нужные движения. Не спешите вмешиваться в их игру, если Вам показалось, что зрячий ребенок своей активностью «забивает» вашего или немного жульничает, используя недостатки зрения партнера в свою пользу. Придёт время, когда ваш ребёнок, освоив правила игры, сам разберётся в проблемах, возникающих у него с партнёром. Во время совместной игры зрячий ребёнок может дать незрячему столько новых умений, навыков и знаний, сколько не смогут дать несколько взрослых, потратив на это в десятки раз больше времени. Если у зрячего ребёнка не получается игра с вашим малышом или его действия могут привести к неприятностям, то, найдя повод, прекратите игру и уведите своего ребёнка. Только ни в коем случае не ругайте зрячего ребёнка и не говорите плохо о нём при вашем сыне или дочери. У ребёнка не должно быть ни страха, ни негативного отношения к другим детям. В следующий раз вы найдёте другого, более разумного партнёра.

Часто родители детей-инвалидов говорят: «Вы что? Не знаете, как жестоки здоровые дети? Они могут называть моего ребёнка слепым, инвалидом! А это же так ужасно! Такая душевная травма для сына (дочки)! Нет, мой ребёнок не будет (не может) играть вместе со здоровыми детьми». Давайте попробуем разобраться, что же в действительности происходит в такой ситуации, и чьё душевное спокойствие она нарушает: Ваше или вашего ребёнка-дошкольника?

Во-первых, в дошкольном возрасте, да и в начальной школе, детям не свойственна жестокость, и если они проявляют акты жестокости по отношению к своим товарищам по играм, то это, как правило, вина окружающих взрослых. Дети в этом возрасте скорее чересчур честны и называют все вещи своими именами. Если им взрослый объяснил, что их товарищ по игре слепой (инвалид), то при определённых условиях это и будет сказано во всеуслышание. Ребёнок еще не понимает, что это такое, но скажет про это в тех же выражениях и с теми же интонациями, с которыми ему давал пояснения взрослый. А вот не допустить «определённых условий» —обязанность взрослых.

Во-вторых, ваш ребёнок также не понимает, что такое слепота или инвалидность, и не мучается по этому поводу. Мучиться по этому поводу он будет только в том случае, если Вы или ваше окружение уже вбили ему в голову мысль о его «несчастье». В повести Короленко «Слепой музыкант» говорится о том, что слепой ребёнок «страдает» от того, что не видит свет. Но разве человек может страдать от того, чего не знает? Ваш ребёнок начнет понимать, что такое видеть или не видеть, годам к десяти, а что такое свет — ещё позднее. Поэтому он, скорее всего, пропустит мимо ушей «оскорбление» слепой (инвалид) и продолжит игру. Но может и прервать её, услышав ваш возмущённый голос.

В-третьих, а почему надо скрывать от вашего ребёнка наличие у него особенностей зрения? На них не следует акцентировать внимание, но и не нужно их скрывать. Да это и не удастся: в 3-4 года ребёнок захочет сеть на трехколёсный велосипед, как соседский Петя, или задаст вопрос: «Почему Маша может бегать наперегонки, а я нет»? И на всё это надо найти нужный ответ или альтернативу. Придется объяснить, например: «Петя может кататься на велосипеде сам, а ты, из-за того, что плохо видишь, сможешь ездить только со мной, но зато на большом двухколёсном велосипеде». Или: «Маша может хорошо днем бегать наперегонки, зато в темноте ты быстрее её найдёшь нужную вещь на ощупь». Так у вашего ребёнка начнется формироваться понимание того, что все люди разные: один может лучше делать одно, а другой другое. Это поможет ребенку в будущем не обращать внимания на некорректные замечания окружающих по поводу его недостатков.

В подтверждение ранее сказанному опишу случай, произошедший с моим сыном на даче, когда ему было шесть с половиной лет. Максим играл на участке вместе с братьями-погодками, отдыхающими по соседству с нами. Старшему — Серёже, — через месяц исполнялось 9 лет, а Алёша был на год с небольшим младше. Они часто играли вместе с Максимом на нашем или на своем участке, ходили с нами в лес, на озеро и хорошо знали особенности Максима. В этот день я привез из города тифломагнитофон и сказки, записанные на кассетах — так называемые говорящие книги. Максим, хорошо знавший магнитофон, стал его показывать товарищам. Для братьев такой магнитофон был в новинку, и это вызвало некоторый ажиотаж. Для демонстрации особенностей магнитофона Максим вручил его Сереже, а сам стал доставать кассету из коробки. Какое-то неверное движение — и кассета полетела в густую траву. Максим полез в траву за ней. А Сергей, держа в руках магнитофон, дёрнулся и закричал: «Максим, я сам, ты же слепо…» — и осёкся, сообразив, что сказал что-то не то. А Максим, быстро пошарив рукой в траве и найдя кассету, сказал: «Зато я лучше тебя слышу и знаю, куда она упала». Подойдя к Сереже, он стал заправлять кассету в магнитофон. Алексей был так заинтересован магнитофоном, что даже не заметил ни неловкости Максима, ни «оплошности» брата. Дальше знакомство с магнитофоном пошло своим чередом, а я продолжил заниматься своими делами. Должен сказать правду, что при возгласе «…ты же слепо…», у меня ёкнуло сердце, но ответ сына сразу же меня успокоил.

Наблюдая за играми Максима с соседскими детьми, мы быстро выявили тех, кому можно было полностью доверить Максима, а кому нет. С Сережей и Алексеем, как вместе, так и по отдельности, мы спокойно отпускали Максима гулять за территорию участка. Еще было 3-4 ребёнка в возрасте от 6 до 10 лет, с которым мы спокойно отпускали сына. Особенно памятна девочка Саша, на полтора года старше Максима. Она с большим интересом играла с ним во всевозможные игры как у нас на участке, так и вне его, и за два летних месяца дала ему столько полезного, сколько не дали бы все взрослые нашей семьи за год. А вот при появлении на нашем участке её ровесницы Люды мы были настороже. Все её игры сводились к пряткам, прыжкам, беготне и крикам. Мы разрешали ей играть с сыном только на нашем участке. Люда всегда была победительницей в играх с Максимом, но могла в любой момент оставить его одного и убежать по своим делам, никого не предупредив. Но даже такое общение приносило Максиму свою пользу. Вскоре, без всякой нашей подсказки, у него выработалось осторожное отношение к Люде и, когда рядом были другие дети, он предпочитал играть и общаться с ними.

Расскажу некоторые эпизоды взаимоотношения Максима с братьями. У Максима есть родной брат Дима, который на 10,5 лет старше, и много двоюродных и троюродных братьев. Со временем было налажено общение со всеми братьями, но наиболее близким оно сложилось с двумя: с родным братом и с двоюродным — Мишей, старше Максима на 4 года.

С двухлетнего возраста Максим оставался на попечении старшего брата, Димы. Они быстро находили общий язык, но разница в возрасте долго не способствовала развитию их близких отношений. Настоящие братские отношения у них стали складываться позже, когда Максим учился в старших классах школы.

У Миши с Максимом братские отношения сложились быстрее. Первые их совместные игры начались, когда Максиму было 2,5-3 года. Мы достаточно часто гуляли вместе, и Миша рано перенял у меня приемы взаимодействия с Максимом. В 8,5 лет Максиму подарили компьютер, который они на пару быстро освоили. Ведущим был Миша, он научил Максима пользоваться клавиатурой и работать с программами. Они часто сидели рядом перед монитором, Максим что-то выяснял, а Михаил объяснял или показывал. Через полгода Максим мог на слух самостоятельно играть в некоторые игры-«стрелялки», доходя до 3-4 уровня. Миша был для Максима непререкаемым авторитетом. Их дружба дала обоим очень много.

Благодаря Мише Максим отучился от навязчивого движения — давления на глаза согнутыми фалангами пальцев. Этот вид навязчивого движения наблюдается практически у всех детей с ретинопатией недоношенных. Не допустить развития такой привычки, а тем более избавиться от неё очень сложно. У некоторых она наблюдается и в двадцатилетнем возрасте. С девятилетнего возраста Максим каждое лето выезжал с группой незрячих детей, играющих на духовых инструментах, в детский оздоровительный лагерь. Этим летом вместе с Максимом в лагерь поехал Миша. Максиму было уже 12 лет, но он никак не мог избавиться от привычки давить глаза. Миша, зная это, постоянно одергивал Максима. Наступил день, когда Мише надоело делать замечания брату (стыдно перед товарищами), и, зная, что Максим не любит сыр, Миша поставил условие: «Максим, десять раз надавишь на глаза – съешь кусок сыра». Товарищи поддержали и пообещали пожертвовать на это свои куски сыра. Перед Максимом стоял выбор: не давить глаза или быть накормленным сыром. Не принять это условие старшего брата, да ещё и поддержанное товарищами, Максиму не позволило самолюбие. В тот же день Максим съел несколько кусков сыра. На другой день – два куска. На третий или четвертый день - ни одного. С той поры Максим не давит глаза и с улыбкой вспоминает эту историю, съедая очередной бутерброд с сыром (со временем он научился и этому). Мы отучали Максима от давления глаз более 10 лет, а Миша, при поддержке товарищей, решил эту задачу в течение нескольких дней.

Гуляйте, знакомьтесь, общайтесь. С раннего детства приучайте детей к самостоятельности, к познанию окружающего мира. Не ограждайте слепого ребёнка от общения со зрячими детьми. Тогда наступит время, когда Вы и окружающие будут относиться к нему, как к обычному ребёнку со своими особенностями, а у Вас появится время для собственного отдыха без него. А какое это удовольствие — отдыхать, не беспокоясь о ребёнке!


Теги: общение, братья и сестры, поведение, дошкольники, досуг, опыт родителей, совет

Возврат к списку


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений